•   Непомнящий отреагировали на это примерно 1 неделю назад
    КАК СТАТЬ ПАДОНКОМ
    Иммануил Илларионович Секельшнейдер, потомственный интеллигент, работавший мелким клерком в одном сомнительном ЗАО, по долгу службы часто был вынужден пользоваться интернетом, ведя объёмную и утомительную переписку с господами из неких контролирующих инстанций. Каждый день Илларион Иммануилович, рассыпаясь в бесконечных любезностях на электронные адреса неведомых прокрустов и употребляя корвалол, задумывался о молодости, безнадёжно ушедшей и бездарно просранной, и как следствие, всеми фибрами своей широкой и высококультурной души презирал молодое поколение – мерзкую корыстную банду жестокосердных управленцев, цепких менеджеров и прочий контингент, просравший страну, разлагающий общество, и ещё задолго до этого всего променявший декадентскую салонную романтику серебрянного века на суету сует, технологии, нездоровый нигилизм и странный юмор постиндустриального болота, которым разило буквально отовсюду в этом инфернальном и сложнообъяснимом пространстве – интернет…
    Пальцы Иммануила Илларионовича вкрадчиво шуршали по клавиатуре, набирая в окошке поисковика длинное название Научно Исследовательского Института Бесконтактных Автоматизированных Целевых Агрегатов, куда надлежало сделать запрос на наличие сертификата, из-за которого вот-вот могли начаться проблемы с Торговой Палатой, и шеф (молодой успешный господин двадцати девяти лет по имени Владимир; хотя Иммануил Илларионович предпочитал обращаться Владимир Александрович) весьма доходчиво объяснил на утренней летучке:
    - Имануилларионыч, Вам – персонально: если мы сегодня не решим вопрос с этим ебучим сертификатом, у нас могут быть очень неприятные последствия, поэтому, приложите все усилия…
    … ну и так далее. Слово «ебучий» Иммануилу Илларионовичу очень не понравилось, но… сами понимаете, где ещё человеку пенсионного возраста можно найти работу за восемьсот пятьдесят долларов плюс оплата проездного билета плюс бесплатное питание?.. Поэтому приходилось терпеть.
    Ну, да не об этом.

    Нужно признаться, что господин Секельшнейдер неистово ненавидел и интернет, и компьютер сам по себе, в частном порядке полагая, что это дьявольское порождение мира глобализации и научного атеизма, когда-нибудь заставит человечество горько сожалеть о своём изобретении. Печатал Иммануил Илларионович тоже очень медленно и постоянно раздражённо причитая: «Ах, мон а’ми, ну что же это такое, ну где же на этой чёртовой доске буква Б???!!! Ах, вот, нашёл… И неужели, честное слово, так трудно бы было мне написать это письмо руками и отправить обычным, а пропо, способом, по почте, как в старые добрые времена? Так нет же, опять приходится прибегать к услугам этих чёртовых машин, заполонивших буквально всё и не оставляющих никакого места ни душе, ни её прекрасным, так сказать, порывам...Ах…»

    Выведя по буквам «Научно» и забуксовав на слове «Исследовательский», Иммануил Илларионович резонно предположил, что как и любое уважающее себя учреждение, искомое НИИ всенепременно должно иметь какую-нибудь зычную аббревиатуру, нажал на кнопку Back Space, и, удостоверившись, что окошко браузера опустело, ввёл по буквам: «НИИБАЦА»… Слово показалось Иммануилу Илларионовичу если и не странным, то рождающим стойкое ощущение дежа-вю от соприкосновения с чем-то ущербным, пошлым и аморальным. Тем не менее, отогнав от себя неэстетические ассоциации, Иммануил Илларионович осторожно нажал Enter…
    Предчувствия его не обманули… Секунду подумав, монитор выдал фразу: «Аффтар ниибаца мудаг и сцуко. Аткуси сибе йайтса, апездол, и не пешы, педораз!» А следом ещё одну: «Блять, ацкий сотона, жжошь ниибаца, давай зачотку, хуярь есчо!!!»

    «Какой кошмар, какая безграматность – подумал Иммануил Илларионович. – Но простите, таких элементарных ошибок не может сделать даже школьник. Кто ж так идиотически и совершенно неуместно пишет? К тому же весь этот мат…» Всё описанное мракобесие иллюстрировала скромная ссылка «Ресурс Удава» и Иммануил Илларионович, ничтоже сумняшеся, тыцкнул мышкой на предлагаемый «ресурс»…

    Следующие три часа рабочего дня Иммануил Илларионович, забыв про неотложность заполучения сертификата и держась за сердце, предавался чтению так называемых «креативоф» так называемых «падонков» и болезненно охал, страдальчески жестикулируя и ёрзая на стуле. За такое кощунство, абсолютную сирость, ересь, бескультурщину и чушь, Иммануилу Илларионовичу хотелось вызвать этих подлецов на дуэль, объяснить им, что таки-да, они подонки в самом глубоком и этимологически точном смысле этого слова, что ни один интеллигентный человек не может сносить такого скотства, ханжества, разгильдяйства, и необразованности, и… и… Эмоции его переполняли. Корвалол кончался.

    Иммануил Илларионович чувствовал, что, как интеллигентный человек, он просто обязан ответить, так сказать, вмешаться и пресечь, как велело ему его большое и благородное сердце. Тем не менее, в мозгу Иммануила Илларионовича срабатывала и некая защитительная доминанта, и какое-то смутное сомнение бередило его душу, помятуя о нецелесообразности ввязывания в те или иные споры, ибо, как истинный интеллигент, Иммануил Илларионович побаивался за своё реноме, считая сам факт обсуждения своих августейших соображений с некими виртуальными неандертальцами – в высшей степени не комильфо, что противоречило его, Иммануила Илларионовича, воспитанию.
    Иммануила Илларионовича мучила поистине гамлетовская дилемма, вызывая всё новые и новые кардиологические неудобства и приступы артрита. В итоге, пресловутая интеллигентность и чувство долга победили, Иммануил Илларионович собрался с мыслями, подошёл к ненавистному компьютеру, глубоко вдохнул и принялся за написание обличительной эпистолы, призванной внести ясность в неокрепшие умы потерянного поколения, и сделать мир чище.
    Манифест, на который ушло полтора часа времени, годы учёбы и многолетний опыт риторики, гласил:

    «Уважаемый так наз. Удафф,
    хотя, признаюсь, уважать Вас мне абсолютно не за что. Походил тут намедни по страницам Вашего так наз. Ресурса и пришёл к следующим неутешительным выводам:

    1) полная деморализация аудитории. Повальная безграмотность и незнание общеизвестных правил русского языка. Идиотические, невменяемые измышления с деградентскими претензиями на неоэстетику при полном отсутствии этики или хотя бы намёка на неё. Ну разве может нормальный человек, читавший Толстого и Достоевского, Гумилёва, Пастернака и Бальмонта, так изъясняться и оперировать такими постыдными категориями?!
    2) Алогичные, ужасающие по сути и по форме проявления эмоций и чувств. Культурным образованным людям, между прочим, даже подумать стыдно о тех вещах, о которых вы тут говорите вслух. Как вам не совестно?!
    3) Сплошной мат, чудовищное, позорное сквернословие. Это ведь просто ужасно, неужели вы не понимаете? Великий могучий русский язык, на протяжении столетий являвшийся одним из самых весомых инструментов развития нашей цивилизации, истории и культуры, русский язык, на котором говорили и отчасти благодаря которому могли говорить великолепные мыслители, философы и поэты – превращён на вашем сайте в какой-то абсолютно бессовестный механизм выражения ваших подлых заскорузлых мыслишек.
    4) …а эти ужасные «каменты»? Бог с ним, если один идиот в порыве графомании написал очередную бездарность – но почему, объясните мне, тут же слетается целая орава недоумков, спешащих прокомментировать эти рвотные корпения своего товарища по слабоумию? А? Я Вас спрашиваю, Удав! Отчего же Вы молчите? Вам просто нечего ответить!!!

    Одумайтесь, одумайтесь пока не поздно, прекратите это растление молодёжи! Неужели Вы не можете понять, что некоторые потенциально талантливые молодые люди, случайно попав на Ваш ресурс, могут приобщиться к Вашей иррациональной стилистике и повальному безкультурью, приняв это за новое веяние моды? Вы губите российскую молодёжь, Удав, Вы губите таланты, Вы губите свою душу! Будьте Вы прокляты, если Вы не способны понять хотя бы этого!!!...»

    Иммануил Илларионович откинулся на спинку стула… Долг, на который его обязывала природная интеллигентность, был выполнен, и с чувством душевного удовлетворения и некого волнительного беспокойства от предчувствий того, что его дальнейший поступок повлечёт за собой некие события и революцию в сфере духа, Иммануил Илларионович нажал на кнопку «Send».

    Потом дневная текучка вошла в своё обычное русло; запрос на ожидаемый сертификат был подтверждён; курьер выехал и всё пошло своим чередом, однако смутный эфемерный диссонанс качался меланхолическим нервным маятником в широкой и высококультурной душе
    Иммануила Илларионовича, не давая ей успокоиться. И даже по возвращению домой ни просмотр канала «Культура», ни чтение Вольтера, ни перечитывание Лермонтова, ни прослушивание Иоганна Себастьяна с Вольфгангом Амадеем не предали душе и мыслям Иммануила Илларионовича традиционную спокойность и стройность. Ночью Иммануил Илларионович не спал…

    … На рабочее место следующим утром Иммануил Илларионович примчался ни свет ни заря, подгоняемый неким странным любопытством донкихотства и донжуанства, прям как в молодости, в славные времена, когда Иммануил Илларионович только-только начинал ухаживать за покойной ныне замечательной супругой своей, Ниной Константиновной. Странный трепет, не дававший покоя нашему лирическому герою всё утро, усилился десятикратно, когда, следуя неведомой директиве своей высококультурной души, Иммануил Илларионович открыл разложенческий и ставший ненавистным «Ресурс Удава» и обнаружил первые строки своего письма под гнусным и паскудным грифом рубрики «Письма четателей, блять». Вот он момент истины. – Подумал Иммануил Илларионович, и, перекрестившись, нажал на «далее», ожидая увидеть слёзные покаянные «каменты», разбившиеся, как капли весеннего дождя, о глыбу его правоты и интеллекта…

    … Увиденное повергло Иммануила Илларионовича в шок. Надписи на экране гласили:

    - первыйнах! По ходу хуйня, ща пачетаю.
    - первый нах! сцука, аблом… фтарой и похуй.
    - пйидистал закрыт, ёбанавошь. Всем доброе утро.
    - поебень и правакация, афтар петеушник и мудак.
    - проебал пъедестал. Чо за говновысер?
    - афтар – Сфинкс. Чистая провокацыйа.
    - сийчас афтар узнает о себе много интересного. Бугагагагага!!!
    - Гаго ебанулся…
    - Афтар, дитынахуй, пидар! Удаф, нахуя выкладываешь всяких далбаёбоф, заебало уже.
    - Креатиф гавно.
    - Афтар мудак.
    - КГ/АМ (10 раз)
    - правакацыя. не четал. фпизду.
    - афтар, жжошь. Хотя ты и далбаёп.
    - каво-та хочеца паслать нахуй… Иди нахуй, афтар!
    - усцался с придыдущева камента, чувак – жжош!
    - афтар пидар.
    - ведро йаду в студию!
    - ыыыыыыыыы, лутше цыстерну, штоп наверняка.
    - афтар, ты где траву пакупаешь? мне такой же!
    - креатиф – кал. ниасилил.
    - опять этот гламурный психопат, страдаюсщий ат жоскава недоебита в жёппу. Нахуя ник сменил?
    - убей сибя апстенку, лишенец.
    - аффтар аццкий сотона. ЖЖОШШ, сука, пешы есчо.
    - афтэр, потные твои подмышки! ну и нахуйа ты это насрал?
    - убей себя посредством ударения лобной костью апстенку с разбега 89798798 метроф.
    - апять пра хахлов?
    - йа паццтулам!!!
    - многа умных слоф. афтар, паходу библиатекарь или еврей.
    - ЗАЕБАЛО!!! Ахтунк!
    - обезвредь себя ядовитым страпоном и не пешы больше!
    - а мне понравилось. Афтар жжот.
    - фпизду. Очередной интилигент грибов наелся.
    - ахуеть, дайте две!!!
    - БОЯН.
    - афтар – доцэнт ПТУ.
    - В БАБРУЙСК, ЖЫВОТНОЕ!!!!!!!!!
    - ф сотне и пох!
    - в тысче! Ап чом речь?
    - ржал. Хуярь есчо!
    - правакацыя б/п!
    - АФТЫРЬ, ударь сибя лбом в клавиатуру
    - асилил. Креатиф – гамно.
    - каменторезка б/п. Апять Удаф рейтинги накручивает. Чо, Димон, колись, апять всю ноч песал?
    - БУГАГАГАГА!!!!!! Афтар, жжош!
    - хуйня и правакацыя!
    - правакацыя и хуйня!!!
    - сагласен с афтаром! Бескультурщена, йобанырот! Сплошной, блять, мат! Ахуели фсе!
    - мне столько не скурить.
    - дитынах, афтар.
    - очередной педораз выёбываецца: типа тварь я дрожащая или право имею? Креатиф хуйня, афтор птушнег. Сказано ж спицыально для таких пидаров: Кому не нравяца слова «хуй» и «песда» могут идти на первое слово, которое им не нравицца. Остальным заебись.
    - афтар, ткни сибя вилкой в глаз.
    - хорошо задвинул, сцукко!!!
    - тема ебли не раскрыта. КГ/АМ, ясенперец.
    - стихи нахуй!!!
    - блевал…
    - афтар жжот!!! истерично нассал мимо унитаза.
    - автырь, иди на гей.ру. Там тебя поймут и утешат…

    … Слёзы наворачивались на глаза Иммануила Илларионовича, подбородок предательски дрожал, мысли хаотично метались в клокочущем сознании и кулаки сжимались от праведной и бессильной ярости… А ещё все эти имена… «Медленно превратившийся в хуй», «Йобаный Попугай», «Невыносимое Обаяние Говна», «Эго-Мудачка», «Убей Ахтунга!», «Трахатель Жырных Бап»… Подонки! Нехристи! Дегенераты!! СКОТЫ!!! Иммануил Илларионович представлял себе, как расстрелял бы или собственноручно вспорол живот каждому из этих ретроградов!..
    И вдруг… светлое и огромное сердце потомственного русского интеллигента, настоящего патриота своего Отечества и Джентльмена с большой буквы, сердце, вмещавшее в себя такие прекрасные эмоции, гармонии, экзистенциальную мудрость, два высших образования, аспирантуру, кандидатскую диссертацию, серебряную медаль Севастопольского юниорского чемпионата по шахматам 1964 года, нормы ГТО по лёгкой атлетике и достоинство увенчанного сединами одинокого кавалера – не выдержало и сделало так: ЙЙОК!!!! Ёкнуло сердце Иммануила Илларионовича, ёкнуло…

    Беспомощно распластавшись в кресле, Иммануил Илларионович хлопал светлыми, исполненными удивления, глазами, и в это время кто-то уверенно постучал в дверь. В кабинет вошёл Владимир.
    - Привет, Имануилларионыч, всё зашибись, с сертификатом всё норм… - Взгляд Владимира упал на монитор компьютера Иммануила Илларионовича… - мально, зашёл поблагодарить… Хы. Хы-хы-хы. От веть перец! Чё, тоже в Удава втыкаешь?! Ёпта, ну чо ж ты раньше молчал? Слы, читал вчера вывесили «Классификация пидаров», ну, типа, про простых пидароф и латэнтных? ГЫЫЫ!!!! Читал? Это мой креос, вчера хуярил весь день, тока опять его засрали, как всегда. Хули с них взять, падонки, блйа! Слы, а это читал, ну там где Маша Березина за еблю тёрла – песдец, умора. Я ей там такой камент серанул, аж сам от себя ахуел!!! ГЫЫЫЫ! Иларионыч, ау, ты в поряде?
    - Да… да… - оправдывался и кивал Иммануил Илларионович, постепенно приходя в себя. – СкАжите тоже, Владимир Александрович. Так-с. Хобби-с.
    - Да лана песдеть, не скромничай, ёпта! По глазам жеж вижу, што падонак! Ну колись, колись: фтыкаеш или хуяриш?
    - Да… хуярю… - сквозь слёзы умиления прошептал Иммануил Илларионович. - … помаленьку…
    - От жеж блядь! Ведь так и знал! Так и знал! Ну? И как успехи? – не унимался Владимир Александрович.
    - Вы не поверите, батенька – сказал Иммануил Илларионович. – Такой креатиф нахуярил-с, чтО Вы!? Шестьсот каментов нарубил, блядь!
    - Жжош, старый! – Одобрительно подмигнул Владимир. – Небось, в штанах уже ничё не стоит, шышки не вшторивают, вотка не лезет и тёлки не сосут – ан, нихуя, продолжаешь жечь. Падонок, одним словом, держы краба, браза. Ну хули, олд скул, как известно, рулит! Ещё и нас, молодых хуяторов, чему поУчите, а, йобанывротсцукоблянах?
    - Да-да… - промямлил Иммануил Илларионович, утончённо покраснев. – Беспезды-с!..
    Post is under moderation
    Stream item published successfully. Item will now be visible on your stream.
Unable to load tooltip content.